СЕРГЕЙ ВОЗНЯК: БРСМ–это не комсомол.

Александр Лукашенко высказал пожелание, чтобы «наш «комсомол»» – БРСМ – был более активным, чтобы все общество видело не просто какие-то там периодические акции, но каждого человека в деле».  Что такое БРСМ сегодня и куда «наш комсомол» летит? На этот вопрос «БелГазете»  ответил Сергей ВОЗНЯК, член бюро Центрального комитета Белорусской партии левых «Справедливый мир», в 1992 году один из участников возрождения Ленинского коммунистического союза молодёжи в Беларуси, первый секретарь ЦК ЛКСМБ (1992-1997 г.г.).

– 2 июня в Бресте Лукашенко высказал пожелание, чтобы наш «комсомол» – БРСМ – был более активным». Справедливо ли такое сравнение?

– БРСМ – это не комсомол. Действительно, в 90-е гг. БРСМ оформился как юридический правопреемник ЛКСМБ. Но это только юридическая, протокольная часть. По традициям, содержанию работы, идеологической направленности БРСМ не является преемником комсомола.

– О чем свидетельствуют такие параллели?

– В советском прошлом было немало хорошего, к чему хочется примазаться. Хочется примазаться к победе советского народа в Великой Отечественной войне. Посмотришь на празднование Дня Победы – складывается впечатление, что войну выиграл сам президент.

На мой взгляд, БРСМ взял от комсомола все худшее (а там, к сожалению, было много плохого: формализм, обязаловка), но отказался от всего хорошего в комсомоле.

– БРСМ насчитывает 450 тыс. человек, как утверждается официально, в 2018г. организация получит из госбюджета самое большое за последние 10 лет финансирование – BYN6,8 млн. Оправданы ли такие баснословные вливания в общественную организацию?

– Я думаю, это является нарушением законодательства и Конституции. В 1990-е гг., когда я возглавлял ЛКСМБ, создавалась новая архитектура молодежной политики в РБ: тогда образовалась Национальная рада молодежных и детских организаций, в правительстве был создан Комитет по делам молодежи. Мы тогда пришли к выводу, что различные общественные организации, молодежные и детские, не должны получать финансирование из бюджета. Но могут только на конкурсной основе бороться за финансирование со стороны государства конкретных проектов по работе с молодежью и детьми.

Речь не шла о выплате зарплаты функционерам, бесплатном предоставлении помещений, освобождении от уплаты налогов. Способны? Пишите проект, выставляйте на конкурс наряду с другими организациями – и победитель получал право на господдержку. Но не на зарплату девочкам, которые сидят в райкомах и перекладывают «косынку» весь рабочий день, а на работу с молодежью: профилактикой наркомании, правонарушений, проведением спортивных праздников.

Я против финансирования любых общественных организаций из госбюджета, тем более, если финансирование проходит не на конкурсной основе, и не на проекты, а на содержание аппарата.

– К чему в итоге привело полное гособеспечение? Давайте попробуем разобраться на примере БРСМ.

– Образовалась каста молодежных функционеров, которые сидят на гарантированной зарплатке. В принципе, это убивает любую мотивацию к работе. БРСМ превратился в синекуру, куда большие начальники пристраивают своих детей, родственников: посидишь в кабинете, погоняешь «косынку», а потом мы тебя пристроим в Академию управления. Вот так у нас и появляются чиновники, которые не видели никакой жизни.

Меня поразила биография первого секретаря ЦК БРСМ Дмитрия Воронюка, которого избрали на недавнем съезде: человек, который, кроме БРСМ, не был нигде и никогда, вообще не видел другой жизни. Райком, обком, сейчас первый секретарь ЦК. В ЛКСМБ такой подход не приветствовался: прежде чем попасть на комсомольскую работу, человек должен был поработать на производстве, поработать по профессии (учителем, инженером) – и только тогда его приглашали на комсомольскую работу.

– Кстати, Воронюк обещает серьезные перемены в БРСМ, например, отказаться от принудительного вступления в организацию.

– Слова хорошие, но не думаю, что в условиях нашей политической системы это можно реализовать. Все будет выглядеть просто: в БРСМ, как и в комсомоле, делаются статистические квартальные и годовые отчеты. Положат годовой отчет на стол президенту, согласно которому численность упадет на 10, 50, 100 тыс., – такой руководитель получит просто по шапке и распрощается с должностью. Поэтому я уверен, что принуждение молодых ребят к вступлению в БРСМ будет продолжаться. Воронюк не сможет этому противостоять.

– Даже если захочет?

– Я не думаю, что он хочет: все-таки первый секретарь ЦК БРСМ, куда пришел из Минского обкома организации, не со стороны пришел. Не могу себе представить, что он искренен в своих словах. Но если представить, что он действительно хочет бороться с принудиловкой, старшие товарищи быстро его поправят.

– «Государство возлагает большие надежды на молодежь», – заявила на съезде глава Администрации президента Наталья Кочанова. О каких надеждах идет речь?

– В комсомоле была идея, идеология – вот одно из отличий комсомола от БРСМ. Комсомол – молодежная марксистская организация, которая строится на принципах марксистской идеологии. Насколько я понимаю, идеология БРСМ – нужно поддерживать Александра Григорьевича Лукашенко, персону. Я так понимаю, что все надежды связаны именно с персональной поддержкой.

Вчера мы дружили с Россией – молодежь должна поддерживать, пошли осложнения с Россией – тоже должна поддерживать. БРСМ должен поддерживать любое колебание, которое происходит в руководстве страны, у конкретного руководителя.

Думаю, Кочанова только такие надежды возлагает: надо поддержать декрет о тунеядстве – будут поддерживать, завтра скажут осудить – осудят. Надо будет осуждать БНР – будут осуждать, потом прикажут лояльно относиться – оденут вышиванки и пойдут 25 марта к Оперному театру песни петь. Никаких других надежд высший чиновничий аппарат на БРСМ не возлагает.

Источник — «БелГазета»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *