Сергей ВОЗНЯК: «Если ребёнок находит силы не вступать в БРСМ, он ведёт себя очень достойно»

Ролик «Як заганяюць у БРСМ» взорвал белорусский интернет. Соцсети тут же вычислили место инцидента — гимназия N31 Минска — и даже назвали фамилию замдиректора по воспитательной работе. Отказ школьников вступать в БРСМ педагог называет «антисоветчиной» и «антибеларущиной», ее лексика балансирует на грани нормативной и ненормативной. О нравах в БРСМ знают все: принудиловка существует столько же, сколько и сам БРСМ. Так что же прорвало общественное терпение? В интервью «БелГазете» об этом размышляет член Бюро ЦК Белорусской партии левых «Справедливый мир» Сергей ВОЗНЯК, 1-й секретарь ЦК ЛКСМБ в 1992-97гг  .

— Сколько существует БРСМ, столько существует практика принудительного загона в организацию — это секрет полишинеля. Почему аудиоролик о том, как в гимназии N31 Минска замдиректора по воспитательной работе правдами и неправдами заставляет учеников вступать в БРСМ, взорвал общественное мнение?

— Действительно, ничего нового, ничего удивительного. Пожалуй, в этом ролике отображена совершенно маразматическая форма, в которой замдиректора по воспитательной работе загоняла детей в БРСМ. Думаю, подобная практика существует во всех школах, во всех гимназиях, вот только происходит в более вменяемых формах. Здесь же вообще какое-то сумасшествие.

— Очень много вопросов вызывает лексика чиновницы, используемая для убеждения учеников…

— В один из моментов она кричит: «Ты меня пОняла?». Она даже не знает, что правильно говорить «понялА». Вот свидетельство общего уровня культуры, языковой культуры. Педагог, замдиректора гимназии (вроде бы элитное учебное заведение) — просто кошмар! Но сейчас в педвузы самый низкий конкурс, туда набирают менее успешных абитуриентов, нечего удивляться. Когда она выкладывала свои аргументы типа «антисоветчина», «антибеларущина», то я и плакал, и смеялся: маразм в клинической форме.

— Руководство БРСМ молчит, Минобраз отделалось фразой «ролик вызывает очень много вопросов». Чем вызван обет молчания вокруг проблемы?

— Понятно, что публичного наказания быть не может: точно такой пропагандой и агитацией занимаются все остальные педагоги во всех школах; такая практика поощряется и руководством БРСМ, и руководством Минобраза, я уверен. Скорее всего, ее накажут за то, что попалась: когда все пьют, обычно наказывают одного — кого поймают. Замдиректора накажут, возможно, уберут с должности, но найдут другой повод. Мой прогноз: проведут проверку, найдут недостатки в учебно-воспитательной работе и куда-нибудь ее уберут. Потому что такое происходит в каждой школе с ведома руководства Минобразования, возможно, не в такой маразматической форме.

— БРСМ всплывает в публичной сфере только в исключительных случаях, например, когда надо отметить 100-летие комсомола. Или провести субботник. Или пикет в поддержку Лукашенко. Зачем самому БРСМ принудительный загон молодежи в организацию?

— БРСМ пишет квартальные, годовые отчеты, как мы писали в комсомоле. Если они принесут отчет куратору (скорее всего, их курирует идеологический отдел Администрации президента), в котором численность организации будет снижена, им дадут по шапке. Численность нужна для высасывания денег из госбюджета (на офисы и зарплаты функционерам). Эта организация по-другому существовать не может. В БРСМ существуют две формы членства: подкуп (система льгот для членов БРСМ) и прямое насилие (как это произошло в гимназии N31). Отними блага — организация просто рассыплется-развалится: в БРСМ нет никакой идеологии, нет никакого стимула для членства. Почему молодой человек идет в экологическую организацию или клуб книголюбов? Потому что ему интересно, он разделяет их взгляды.

В одном из первых интервью новый первый секретарь ЦК БРСМ 31-летний Дмитрий Воронюк сказал, что прекратит порочную практику принудительного загона. Но старшие товарищи не позволят: принесет квартальный отчет, в котором численность организации окажется ниже на несколько тысяч, — его тут же уберут, растопчут и размажут.

— Но численность снижается в силу демографических проблем. Не потому ли возрастной ценз увеличили?

— Конечно. Это — численность. И элемент пропаганды: вот вам самая многочисленная молодежная организация, которая поддерживает президента и политику государства.

— Почему система образования втянута в процесс пополнения рядов отдельно взятой общественной организации?

— Понятно, что БРСМ существует с нарушением Конституции. В 90-е гг., в мою бытность первым секретарем ЦК ЛКСМБ, после ликвидации монополии комсомола на государственную политику появилась масса молодежных организаций; комсомол стал уже одной из многих молодежных организаций. Мы тогда выстраивали новую архитектуру молодежного движения в Беларуси: создали Национальную раду молодежных и детских организаций, в которой заседали 20 или 30 человек. Уже тогда мы пришли к выводу, что государство должно равно относиться ко всем организациям без исключения. Хочет организация получить госфинансирование — ради Бога: пиши проект, приходите на Национальную раду, докажите его эффективность — и претендуйте на господдержку. После 1996г. выстроенная система была сломана. И БРСМ (тогда еще — БПСМ) получил привилегии, прямую господдержку, его назвали государственной общественной организацией. Это прямое нарушение Конституции: при наличии многочисленных молодежных организаций господдержку имеет только одна. И то, что в учреждениях образования, на предприятиях заставляют вступать в ряды БРСМ — это просто нарушение Конституции.

— Вы долгие годы возглавляли ЛКСМБ. Тоже занимались принудиловкой?

— Во-первых, принудительного вступления в комсомол никогда не было — дети в советские времена в комсомол вступали сами. Некорректно сравнивать комсомол и БРСМ; комсомол существовал во времена, когда в стране была одна идеология, для каждого мальчика и каждой девочки вступить в комсомол было так же естественно, как пойти в школу. Я много лет работал на комсомольской работе в Вооруженных силах; приходило молодое пополнение, если из ста человек один или два не были комсомольцами, мы в армии принимали их в комсомол. Принудиловкой заниматься не было смысла: по достижении 14-15 лет дети сами писали заявление на вступление в комсомол. Какая тогда могла быть принудиловка? К нам приходила идейно мотивированная молодежь.

— Как же вы выживали?

— Что значит — выживать, если к нам приходили идейные люди? Во все молодежные организации молодежь идет с идеологической мотивацией, кроме БРСМ. Когда человек работает за идею, тогда и организация может существовать без господдержки. Но разумное государство могло бы предложить свою поддержку всем организациям, которые занимаются конкретной и полезной работой. Разработала организация законопроект о профилактике преступности в молодежной среде — отлично! Государство должно дать деньги на реализацию проекта, а не на зарплату функционерам и на бесчисленные офисы. В начале 90-х мы так и мыслили отношения государства и молодежного сектора.

— Часто приходится слышать упрек: почему молчат родители? Что в этой ситуации могут родители?

— Не все родители молчат, даже в ролике дети говорят: а мне родители сказали не вступать. Но многие родители — просто приспособленцы, понимают, что фронда их ребенка с директором, завучем может обернуться неприятностями. Я сам родитель, у меня двое детей — дочь и сын. Оба были школьниками, дочь была студенткой — они оба не вступили в БРСМ. Предложения были, но я занял принципиальную позицию: не надо туда вступать — это непристойная организация. У родителей-приспособленцев такая форма заботы о детях. Не все готовы на подвиги.

— А как покончить с принудиловкой?

— Лишать БРСМ госфинансирования, поставить в равные условия со всеми другими молодежными и общественными организациями. Никаких бесплатных офисов, никаких денег на зарплату. Только тогда весь этот беспредел прекратится.

— Что посоветуете детям, которых силой заставляют вступать в БРСМ?

— Делать такие ролики и выкладывать в интернет — это очень эффективное средство. Думаю, сейчас в гимназии N31 от детей отстанут — после такого резонанса их вряд ли заставят вступить в БРСМ.

Вот одна история. На местных выборах я был наблюдателем на одном из избирательных участков. Со мной сидела девочка от БРСМ. Из восьми наблюдателей я один представлял оппозицию, остальные — провластные организации. В первый день досрочного голосования у девочки на руках уже был акт, в котором говорилось, что всех нарушений, которые я, оппозиционер, обнаружил, на самом деле не было. Она еще не знала, приду ли я на участок для голосования, буду ли фиксировать нарушения — болванка на руках у нее была заготовлена: оставалось только поставить мою фамилию и перечислить нарушения, которые я обнаружил на участке. Вот во что втягивают наших детей. Так что если ребенок находит в себе силы не вступать в БРСМ, он ведет себя очень достойно.

Источник — «БелГазета»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *